Управление молодежной политики и реализации программ общественного развития Алтайского края
Назад в новости
Журнал «Алтай молодой»: Встреча с иллюзиями

На Алтай вновь приехал известный актер и режиссер Иван Стебунов для постановки спектакля по пьесе Ивана Вырыпаева «Иллюзии».

В Молодежном театре Алтая готовятся сразу три премьеры, первой из которых станет постановка молодого режиссера Ивана Стебунова. О своем втором спектакле в МТА и рассказал режиссер на встрече с алтайскими журналистами:

– Я благодарен театру, который во второй раз пригласил меня поработать с этой замечательной труппой. Мне хочется возвращаться сюда снова и снова, потому что здесь мне хорошо. Помимо того, что я нахожусь на Родине, где, как говорится и стены помогают, в самом театре чувствую себя очень уютно, по-домашнему. Меня здесь всячески оберегают, заботятся обо мне, поэтому надеюсь, что следующий спектакль получится у нас не менее интересным, чем первый (речь идет о спектакле «Обыкновенное чудо»).

О спектакле

Если вы знакомы с творчеством Ивана Вырыпаева, то имеете некое представление, что это всегда очень интересная литература, в которой порой непросто разобраться.

Произведение Вырыпаева сложно по конструкции – оно состоит из четырех монологов, которые произносят четыре героя – две мужские роли и две женские. Сам материал не простой, и наша задача – оживить его. Ведь когда ты читаешь пьесу – это одно, все тебе вроде бы кажется понятным и комфортным для восприятия, но когда пытаешься текст «вложить в ноги» – это совершенно другое. Здесь нельзя даже сказать, что эти четыре монолога могут превращаться в сцены, но мы, конечно же, стараемся превратить все это во взаимоотношения между людьми, простроить их, чтобы постановка не превращалось в радио-театр.

Мы на малой сцене. Сама работа там заключается не то, чтобы в интимности, но в сокращении дистанции со зрителем. Это, конечно, больше интерактивный театр, куда необходимо вовлекать зрителя. Мы прямо смотрим ему в глаза. Для самих актеров это своеобразный тренинг – общаться со зрителями напрямую. Раскрою небольшой секрет: мы пытаемся вовлекать их в историю, чтобы они сопереживали не меньше, чем артисты. Этот подход деликатный, он чуть сложнее. Но мне нравится, что есть некая опасность – мы общаемся с ними на очень короткой дистанции, даже где-то советуемся с ними, приглашаем их в историю вербально. Нам необходимо, чтобы с каждым в зале артист успел пообщаться и увидеть его реакцию и от нее оттолкнуться, может быть. В спектакле задействованы артисты Анатолий Кошкарев, Ирина Клишевич, Александр Савин и Юлия Юрьева.

Спектакль – это история о двух парах. В нем есть интересный момент, что они находятся в преклонном возрасте, но я на это не особо обращаю внимания. Мне бы не хотелось, чтобы артисты специально играли стариков. Тут возникает вопрос о некой форме – материал Вырыпаева без этого не поднимается. Ему необходимо придумывать жесткую конкретную форму для текста. Поэтому мы специально возрастных ограничений для себя не ставили. Мы играем от себя, про себя, на свой возраст, о своих мыслях. Показываем не только свое отношение к этому возрасту, но и свое отношение к истории в целом.

Я уже достаточно близко познакомился с труппой за время первой своей работы, кроме того, пересмотрел все спектакли в этом театре. И когда я читал пьесу, у меня как-то сразу все роли распределились.

Насколько близок Вырыпаев

Вырыпаев всегда для меня был интересен. Он, конечно, такая творческая единица, заслуживающая внимания, и просто безумно талантливый человек. Можно к нему по-разному относиться, к его текстам, к самой форме. Но лично для меня это некий вызов. Я больше за игровой театр, масочный театр. Мне нравится, когда можно много чего придумать, много куда пустить свою фантазию. Вырыпаевские истории побеждают в этом плане любого режиссера. Он заранее закладывает в свои произведения все, что хочет, и ты себя чувствуешь немного тесновато. Уже своей формой он дает тебе направление мысли, и очень сложно от него отказаться, победить это и позволить себе пуститься в свои фантазии, в свои решения.

Именно в этом произведении я очень бережно отношусь к каждому слову, ничего пока не сократил и не хочу этого делать. Мне нравится каждая фраза, пьеса написана замечательно, очень красиво. Кроме того, в ней очень тонкие взаимоотношения. Если в «Обыкновенном чуде» мне важно было показать суть, выстроить линию, чтобы все было понятно, сохранить ритм спектакля — я позволял себе отказываться от каких-то текстов, то здесь другая ситуация.

Спектакль сам по себе компактный – он будет идти в один акт. На первой же читке мы поняли, что в произведении есть определенная ритмика слова, которой нужно овладеть, и тогда все получается. Какая-то магия заложена в этом ритме слова, в его мелодии.

О времени на подготовку

Полтора месяца на подготовку – сроки достаточно сжатые, жесткие, но мне кажется, мы распределимся. Идем в хорошем темпе. Несмотря на то, что артисты сейчас разрываются между репетициями, ведь существует еще и текущий репертуар, у всех очень хороший внутренний ритм, и все собраны. Я демократичен, но требую отдачи. Мы все в поиске – пробуем, ищем что-то новое.

Если честно, я сам боялся этого материала. Когда впервые поступило предложение поставить «Иллюзии», и я прочел пьесу, то просто не знал, с какой стороны к нему подступить. Но потом как-то поборол первый страх, и мы начали работать. Надо сказать, мне очень помогают сами артисты, мы шагаем широко в одну ногу. Они очень много думают о том, как донести все то количество мыслей, которые заложены в тексте, и не превратить постановку в какой-то чтецкий спектакль.

Об оформлении спектакля

Что касается художественного оформления, я бы не сказал, что это минимализм, но и не хотел бы «продавать» некоторые наши решения. Моя задача, как режиссера –  придумать некие обстоятельства – правила игры, и, к счастью, некая идея нашлась. Она всех завела, и сразу стало более комфортно чувствовать себя на площадке. Я предложил артистам некие обстоятельства, и уже отсюда выросло все художественное оформление. Мы выходим со своим решением в этом материале и будем адвокатами своего решения, я надеюсь, нам удастся вас убедить в том, что мы правы.

О соблазне сыграть самому

Прежде всего, я не смогу сейчас выучить столько текста (смеется). Надо сказать, это серьезная задача. Не знаю, как бы себя вел на месте артистов, ведь выучить нужно километры монологов. Но я знаю актерскую природу и понимаю, что чем ближе мы будем подходить к премьере, придет понимание, что нужно выходить на сцену – все встанет на свои места. Нужно ко всему быть готовым.

На данный момент мне все-таки интереснее находиться в позиции режиссера. Здесь другой адреналин, другая ответственность, это совершенно другое сердцебиение. Работа мыслей абсолютно другая. С утра до вечера ты живешь в этом мире: занят постановкой, либо в погоне за музыкой, либо думаешь о том, что скажешь утром артистам. Поэтому такое волнение мне сейчас дороже и ближе.

Я очень рад, что во второй раз приезжаю на постановку в это же время. Это дает мне на весь последующий год очень правильный заряд, хорошее настроение. Я очень благодарен театру, который дает мне возможность получить такую энергию от работы. Здесь просто хорошо и комфортно. Родные стены помогают, и в самом воздухе что-то мне очень нравится.

Что будет дальше, посмотрим. Так произошло, что я приехал в позапрошлом году на первый фестиваль им. Валерия Золотухина и был действительно вдохновлен: увидел оснащенную сцену, прекрасный уютный зал, замечательных артистов. И вот у меня зачесались руки, я сам предложил Ирине Владимировне (Лысковец, директору театра – прим. ред.) поставить спектакль, и она откликнулась на эту идею.

Театр может быть каким угодно, только не скучным. Есть такое понятие – не знаешь, как играть – играй странно. Я так не хочу. Это все ложный путь. Мы стараемся сделать эту историю внятной и понятной для любого. Зритель умный, чуткий, не надо считать, что он чего-то недопонимает. Все зависит от нас – что мы ему предлагаем, какой материал. Главное – как ты с ним общаешься.

Сейчас хочется, чтобы получился хороший спектакль. Этот материал для меня и для артистов своеобразный вызов – как сделать так, чтобы было интересно. Ведь можно самому просто прочесть пьесу и получить все те же эмоции. Зачем тогда ходить в театр? Наша задача – сделать так, чтобы это было по-настоящему интересно. Это сложная вещь, но уверен, победа будет за нами.

Справка:

Премьера спектакля «Иллюзии» по пьесе Ивана Вырыпаева состоится 3,4 и 5 марта.

Кроме того, зрителей ожидают еще две премьеры. Сказка с участием юных студийцев Молодежного театра «Карлик Нос» состоится 22 марта.

1 и 2 апреля очередная премьера на малой сцене по пьесе Александра Вампилова «Старший сын».

Материал подготовила Екатерина Варкентин

????????????????????????????????????